14:41 

Сквозь тусклое стекло - 1/8

Lessandra
I am. I was. I am not. I never am.
Я не стопроцентно уверена, так что поправьте меня, если я не права, но, как мне кажется, этот фик никогда не переводился на русский язык, хотя на английских форумах он больше, чем популярен, и всегда есть в рекомендациях.
Если он переводился – скажите, будьте так любезны) А нет, тогда вот его начало для тех, кто его не читал или языка не знает.


Сквозь тусклое стекло

Автор: Lexin
Название: Through a Glass, Darkly
Переводчик: Lessandra
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гарри Поттер/Северус Снейп, и н.др.
Жанр: Драма
Саммари: Давным-давно, в мире, которым правил Тёмный Лорд, Гарри Поттер пошёл в Хогвартс. Хогвартс – закрытая частная школа. Всё вроде бы верно. Но выдержана она в традициях всех прочих британских интернатов, где учителя жестоко муштруют детей… Слишком жестоко.
Примечание: AU, AU, AU! Хогвартс в этом фике похож на школу из Диккеновского «Николаса Никлби», где творятся жуткие вещи. В этих школах также запрещались учителя женского пола, так что касательно некоторых преподавателей автором балы допущена некая вольность.
Дисклэймер: Персонажи и мир «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К. Роулинг. Сюжет принадлежит Lexin. За мной перевод, и я обязуюсь не извлекать из него выгоды.



Часть 1. Тучи сгущаются


Поттер лежал на животе, пока Уизли Терциус трахал его, и мечтал, чтобы на месте того был кто-то другой. Чтобы на его собственном месте был кто-то другой – наплевать кто. Его не беспокоило всё прочее, что Уизли говорил ему делать: полировать метлу, заваривать чай, начищать ботинки, – но эта… трахотня… попросту утомляла. Положение мальчика старосты давало кое-какие преимущества – было к кому пойти, когда Локвуд начинал особо доставать, – но были и недостатки. Поттер завидовал своему другу, Уизли Секстусу, который был мальчиком Локвуда. Локвуд был самым большим задирой школы, но зато у Уизли Секстуса секс был намного интереснее.
Наконец, Уизли Терциус замер, и Поттер почувствовал его струю. Он поцеловал плечо Поттера, похлопал его, как собачку, и вынул свой член.
– Домашнее задание сделано? – спросил Уизли.
Как типично…
– Да, Перси. – Ну, почти сделано: тяжёлые предметы, Зельеварение и Греческий. Оставалась только Гербология.
– Молодец, – Уизли сел. – Только подумай, Поттер. Недолго тебе оставаться мальчиком старосты.
– Да? – несмотря на скуку, это не было приятной новостью, и Поттер, вероятно, выдал свой страх.
– Конечно. Это мой последний год, а новый пятый курс выберет себе первокурсников. И даже если их не будет хватать, четверокурсника никогда игрушкой не выберут. Не могут. Интересно, какой несчастный достанется Квинтусу и Квартусу…
Уизли Терциус подразумевал под этим своих братьев: близнецов Фреда и Джорджа. Поттер даже почувствовал жалость к пареньку, кто бы им ни оказался. Квинтус и Квартус постоянно измывались над ним и Секстусом, пока на горизонте не появлялось что-то, достойное (намного более достойное) их внимания.
– Но… – Уизли начал надевать брюки, – ты хорош, и, полагаю, тебя возьмёт один из профессоров. Я слышал, выпускается парень Снейпа.
Поттер сел, чувствуя, как леденеют его руки:
– Снейп? Но разве он не захочет слизеринца?
– Нет. Он никогда не берёт парня со своего факультета – так мне говорили, по крайней мере. И первокурсники ему не нравятся, он предпочитает уже слегка обкатанных. Ты как раз подойдёшь.

~***~

Он вовсе не хотел навредить своему кузену – это был несчастный случай, – но Поттер понимал, почему дядя Вернон отправил его в эту школу. Тут и гением быть не надо. Поттер должен был оставаться в Хогвартсе, в этом склепе для нежеланных, пока ему не исполнится восемнадцать. И никаких каникул. Уизли Секстус уезжал домой на Рождество и летом, и учителя время от времени брали выходные, хотя никто и не знал, как они проводили время. Но не он…

~***~

– Поттер! – Локвуд накинулся на него, как только он добрался до общей гостиной Гриффиндора. – Вот и наш жуткий маленький Поттер, драгоценная игрушка старосты.
– Я расскажу Уизли, – Поттер попытался вырваться из железной хватки Локвуда.
– Не сомневаюсь, но после будет уже неважно. На колени, – Локвуд встряхнул его. – На колени! Хороший мальчик. Не шевелись.
Поттер стиснул зубы, стараясь не думать, что Локвуд задумал. Он огляделся, по возможности незаметно. Он углядел Квинтуса и Квартусу – они смеялись над чем-то, что сказал Джордан. Крохотное облегчение: он надеялся, они не заскучают и не решат присоединиться. Лонгботтом старался быть незаметным, и его фингал мог быть работой Локвуда, но скорее всего был следом повышенного внимания близнецов. Он заметил Уизли Секстуса: тот был белее мела, и его веснушки выступали на лице яркими точками. Это не сулило ничего хорошего, и он содрогнулся.

~***~

– Поттер? Гарри? – послышался голос, и Поттеру захотелось, чтобы он исчез. Он хотел вернуться туда, где только что отдыхал. – Гарри? – ну вот, опять. Поттер неохотно открыл глаза. Над ним навис Уизли Секстус. – Ты в порядке?
Он хотел ответить: “Да, Рон,” – но выдавил лишь стон.
– Я рассказал всё брату, – сказал Уизли.
Поттер попытался сесть, но не смог опереться на правую руку и рухнул назад.
– Ох! Чёрт! – голос тоже прозвучал странно.
– Мадам Помфри сказала: у тебя сломана рука, – сказал Уизли. – Она дала тебе что-то от этого. Сказала, к завтрашнему дню ты поправишься. – Поттер кивнул, чтобы показать, что понял. – Мне правда жаль, – закончил Уизли.
– Ты ничего не мог поделать, – и снова голос Поттера вышел с хрипом. Он вспомнил, что Локвуд чем-то обернул его шею. – Он меня вздёрнул? – спросил он.
– Да. Но пришёл Вуд и его остановил. Сильно ему врезал! – Уизли боготворил капитана квиддичной команды, что было видно. – Он сказал, что никто не будет душить его Ловца. Локвуд сказал, что ему насрать, что Вуд думает, и они подрались.
И судя по выражению лица Уизли, драка была отличная.

~***~

– Ну, – сказал Уизли Терциус. – Ты уж извини, что я вовремя не подоспел. Вуд меня опередил – услышал шум.
– Хотел бы я быть не таким маленьким, – произнёс Поттер. Он был в комнате Уизли Терциуса, заваривая ему чай – только у старост и префектов были свои комнаты. – Может, тогда Локвуд меня бы не выделял.
– Не это, так другое. Локвуд по жизни такой.
– Твой тост, – Поттер подал ему хлебец.
– Было бы лучше, если бы ты его не сжёг, – произнёс Уизли, но его голос не звучал сердито. – Будет ли к нему джем?
– Да… чуть-чуть осталось. И вот чай.
– Можешь себе налить. Но не ешь весь джем – все вы мелкие одинаковые, – Уизли поставил чашку на стол. – Ты много уроков пропустил?
– Зелья – но Снейпа всё равно не было, – Греческий и Гербологию.
– Чтобы всё нагнал. Я поговорил с Локвудом, но не думаю, что это принесёт много плодов. Да и “поговорил”, наверное, не лучшее определение, так как большую часть беседы Локвуд стоял, согнувшись, спиной ко мне.
– Здорово, – Поттер слегка повеселел. Мысль о том, что Локвуда лупил розгами префект, словно младшекурсника, его весьма радовала. С другой стороны…
– Уизли?
– Ммм? – тот открыл учебник по латыни и хмуро уставился туда.
– Насчёт профессора Снейпа…

~***~

На следующий день, придя в Большой Зал на завтрак, Поттер первым делом нашёл глазами профессора Снейпа. Он стоял у своего места, пока не дали разрешение садиться, но даже когда можно было приступить к еде, ему не особенно хотелось. По правде говоря, Снейп пугал его, при чём всегда – Поттер полагал, что это было связано со вспышкой боли, которую он ощутил в шраме, когда в первый раз встретился с ним взглядом.
И всё же… Некоторые преподаватели – и завхоз Филч – регулярно били их розгами и палками, для поддержания дисциплины. Снейпу это даже не требовалось. Насколько Поттер знал, он ни разу и пальцем никого не тронул – уж точно не его, – но любого нарушителя мог заставить почувствовать себя так, что он сам жаждал оказаться в одной из жутких колб Снейпа в заспиртованном виде.

~***~

Лето тянулось долго, как и всегда, и ничего не происходило. Поттер иногда думал, не лучше ли ему было бы с дядей и тёткой, но потом вспоминал ремень дяди, неодобрение тёти, гробовое молчание за обеденным столом и чулан, где жил до одиннадцати.
Он знал, что как бы ни донимала его скука, как бы ни ненавидел он изучение тёплыми летними днями грамматических времён латинского или все возможности использования мозгов саламандры, всё могло быть куда хуже. Были дни – много дней, – когда он мечтал, что окажется сыном какого-нибудь заморского принца, и тогда его бы забрали отсюда – жить с теми, кто любил и принимал бы его. Но он знал, что этот воздушный замок тем лишь и был. Иллюзией. Он был Гарри Поттером, ничего не знающим о родителях, кроме их фамилии, и чьи единственные родственники не желали терпеть его в своём доме, считая малолетним убийцей.
Он вернулся к списку возможных использований саламандровых мозгов, сменяя фантазию об американском миллиардере на ту, что была о заморском принце. Сюжет был везде один: он просто менял имена.
Урок наконец-то закончился, и класс распустили. Поттер направлялся к общей спальне, чтобы сложить там учебники, когда его остановили. Снейп. Поттер выдернул себя из страны грёз и выжидал.
Снейп изучал его мгновение, как будто оценивал имущество, а затем произнёс:
– В шесть, в моих покоях.
– Да, сэр, – ответил Поттер.
Не было смысла притворяться, что он не понял.

~***~

Он остановился перед дверью в комнаты Снейпа. Они были в одном из коридоров подземелья – промозглом, тёмном, подсвеченном лишь парой факелов. В общей гостиной никто не спросил, куда он пошёл. Уизли Секстус был летом дома, а больше никому и не было дела.
Поттер помнил, что когда его отправили в школу, его дядя как раз собирался подключать электричество. Он решил, что сейчас всё уже наверное готово, и задумался, каково это. В Хогвартсе не было даже газа: снаружи стояла неописуемая жара, но подземелья так и оставались ледяными. Он постучал. Прежде чем он решил постучать повторно, дверь открылась, и Снейп шагнул в сторону, пропуская его.
Он раньше никогда не был в покоях Снейпа – раньше не был в покоях ни у кого из профессоров. Он огляделся кругом с любопытством. Кабинет был большим, больше, чем он ожидал. В глубине, сквозь распахнутые двойные двери, виднелась лаборатория. Она была похожа на класс Снейпа, расположенный в другом конце коридора и поменьше. В кабинете были каменные стены с полосами полок, уставленными книгами и свитками. Никаких ингредиентов для зелий. Он решил, что они, должно быть, все хранятся в лаборатории.
Снейп смотрел на него, с любопытством изогнув брови, но ничего не говорил. Он закрыл дверь за Поттером и запер, буднично накладывая заклинания, чтобы дверь и оставалась запертой.
– Знаешь, зачем ты здесь? – спросил Снейп.
– Вы… меня… выбрали. Перси… Уизли Терциус… сказал, что Вы можете.
– Он тебя рекомендовал.
Вот как. Они об этом и договаривались, но было удивительно слышать, что тот сдержал слово.
– Мои правила предельно просты, – сказал Снейп. – Это мои комнаты, и ты можешь приходить и уходить, когда пожелаешь. Полагаю, никто из других мальчишек не тронет тебя, пока ты под моей защитой, но гарантий нет. В ответ ты будешь доставлять мне удовольствие так хорошо, как можешь. Это ясно?
Поттер кивнул. Почти то же, что было и с Перси.
– И позволь уточнить: я не позволю насмехаться над собой. Если ты сделаешь меня предметом глупой шутки или слишком многое возомнишь, я тебя выпорю. Ты это приемлешь?
Поттер снова кивнул.
– Уверен?
– А если я скажу, что нет? – спросил Поттер.
– Тогда ты уйдёшь, а я выберу кого-то ещё.
– О. – Поттер ожидал, что ответом будет: у тебя нет выбора. Локвуд выпустился, но он вспомнил Барнса и Чалфонта, Малфоя, двух братьев Уизли Секстуса, Крэбба и Гойла… – Тогда я согласен, – сказал он.
– Да, в этой школе всё так происходит…
Поттер, видимо, выдал удивление: он не думал, что кто-то из преподавателей замечал вещи, которые тут творятся.
– Не думай, что все мы идиоты, – сказал Снейп. – Сюда.
Поттер прошёл за ним через ещё одну дверь, которую Снейп так же запер за ними. Центром в этой комнате была кровать с простым тёмно-синим пологом на четырёх столбиках. Поттеру отчего-то комната показалась удобной и светлой. И несмотря на лето горел камин.
Поттер почувствовал, как Снейп берёт его за руку и разворачивает к себе. Он взглянул в его чёрные глаза и почувствовал ладони на своих плечах. Они скользнули вниз по его рукам, ложась на талию. Мгновение он соображал, что Снейп собирается сделать, и понял лишь за миг до того, как их губы соприкоснулись.
Уизли его никогда не целовал, но он помнил, как Уизли Секстус говорил, что Локвуд обожает целоваться. Поттер приоткрыл губы, вспоминая слова Уизли: если тот не полностью подчинялся, Локвуд его избивал.
Ощущение было… волшебным, и Поттер закрыл глаза, глубже наслаждаясь им. Он тихо застонал и поднял руки, обвивая их вокруг шеи Снейпа. Тот отстранился.
– Ты нежен… – сказал он.
– Это плохо? – спросил Поттер, не понимая тон Снейпа.
– Нет. Просто неожиданно.
Снейп довёл его до постели, не разрывая прикосновения. Поттер отстранился:
– Мне снять одежду? – спросил он. Уизли всегда требовал, чтобы он раздевался сам.
– Нет, – отозвался Снейп. – Я сам сделаю это… когда захочу.
– Хорошо, – и они снова целовались. Это была не та терпеливая, но усталая покорность, которую он предлагал Уизли. Поттеру было ясно, даже сквозь дурманящее желание, что он был не пассивным сосудом, но частью этого ритуала, а тот – частью его. Он чувствовал ладони Снейпа на своём теле и хотел почувствовать их на своей коже…
– Пожалуйста, – прошептал он.
Снейп изогнул бровь.
– Нетерпеливый, – произнёс он.
– Извините.
– Не извиняйся.
Он почувствовал руки Снейпа на застёжках своей мантии и тихо вздохнул. Ладони Снейпа разогревали его плоть, он ощущал их на своей груди, ласку на сосках, от которой он застонал громче. Снейп потянулся к его очкам и снял.
– Могу я…
– Мм? – отозвался Снейп бессловесно.
– Я хочу коснуться Вас.
– Если хочешь.
Поттер не ожидал этого: Уизли не любил, когда ему отвечали. Он смотрел, как Снейп раздевается, пытаясь угадать, как выглядит его тело. Он оказался сильным, ухоженным, гладким и очень бледным. Он выглядел, как будто ни дня не провёл на солнце, что, скорее всего, было не далеко от истины. Знаком Снейп приказал Поттеру лечь на постель. Та была мягкой, совсем не то, к чему он привык со своей койкой. Поттер протянул руку, и Снейп накрыл его, тяжёлый, тёплый. И, что удивительно, это было прекрасно – как постель под ним, так и мужчина сверху него. Он не привык к приятному и скользнул ближе, желая большего. Снейп снова поцеловал его, и он тихо застонал.
Поттер не знал, чем Снейп растягивал его. Уизли всегда довольствовался плевком, а это был не он. Что бы ни было на пальцах Снейпа, оно было скользким, не жирным, но мокрым, и, в отличие от слюны, работало прекрасно. Он ойкнул от удивления, когда Снейп задел что-то внутри него, от чего сквозь его тело словно пронёсся разряд тока.
– Нравится? – спросил Снейп.
– Да… О Боже, да, – ощущение повторилось, и снова, и снова, и Поттер закричал – долгим бессловесным криком, который сам услышал с изумлением. Он не думал, что способен на такие вопли. – Пожалуйста, – повторил он.
Снейп устроил его так, что он оказался на спине, закинув ноги на плечи Снейпу, поддерживаемый подушкой. Он поднял глаза, глядя Снейпу в лицо под этим странным углом, из-за которого тот походил на одну из гаргулий в коридорах Хогвартса, и постарался не улыбнуться этой мысли.
– Не ласкай себя и не закрывай лица, – сказал Снейп.
Поттер кивнул и лёг на собственные ладони, чтобы избежать искушения. Он ждал, что проникновение будет болезненным, как и всегда, но ошибался. Член Снейпа коснулся той удивительной точки внутри него, и у него просто отвисла челюсть. Тот задел её снова, и Поттер сжал свои ладони в кулаки под собой, врезаясь в кожу ногтями. Лёгкая боль позволила ему держать себя в руках, пока Снейп не взял в руку его член и не начал ласкать в такт собственным толчкам. Поттер иногда сам так делал, но никто прежде не делал это с ним, и это было совершенно иначе.
Это была его последняя связная мысль, прежде чем наслаждение захлестнуло его.

~***~

Он открыл глаза и обнаружил, что Снейп лежит рядом с ним. Выглядел он слегка позабавленным, и Поттер почувствовал, что краснеет до корней волос. Он произнёс:
– Я был… я был ничего?
– Ты был очень неплох.
– А, хорошо.
– Хотелось бы, чтобы ты и в Зельях был так же талантлив, но… нельзя иметь всё сразу.
Поттер вздохнул. Он уже размышлял, входило ли в их сделку прилагать больше усилий к его самому ненавистному предмету. Вместо этого он спросил:
– Можно мне остаться?
– Конечно. Я сказал, что ты можешь уходить и приходить, когда пожелаешь.
– Можно вопрос?
– Изволь. Что ты хочешь знать?
– У всех преподавателей есть мальчики, как я?
– У большинства. А что? – Снейп казался немного удивлённым.
– Просто любопытно… И у директора?
– Да, – отозвался Снейп. – Диггори его.
Поттер на миг задумался. Да, он припоминал его. Префект Хаффлпаффа, с прекрасной кожей и оленьими глазами.
– У профессора МакГонагалла?
Снейп слегка нахмурил лоб:
– Да, его мальчик – Шонесси, – сказал он. Поттер вспомнил очень элегантного синеглазого юношу из Рэйвенкло с золотыми волосами. – У МакГонагалла всегда был отличный вкус, – продолжил Снейп.
– У профессора Блэка? – втайне, Поттер был немного влюблён в профессора Блэка.
– Как ни странно, нет. Его интересует только мистер Люпин, из чего следует логичный вывод, что и у Люпина мальчика нет. – Снейп сделал паузу, потом добавил: – Блэк и Люпин довольно странные, и я посоветовал бы держаться подальше от них.
– О. – Поттер откинулся назад и закрыл глаза, а затем придвинулся ближе к теплу тела Снейпа. Он не открыл глаза проверить, был ли он прав, но в ответном движении рядом с ним чувствовалось удивление.


Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

@музыка: OST Requiem for a Dream -- Winter Overture

@настроение:  -- беспокойное

@темы: фан-фик, перевод

URL
Комментарии
2009-12-04 в 15:00 

| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
мм) пока интересно)) но есть кое-где очепятки.

2009-12-04 в 16:13 

rlreader
Me & The Minibar
Очень люблю такие АУ! Тем более что их писать перестали, а у нас - переводить. Теперь буду ждать продолжения :)

2009-12-04 в 17:41 

«Кто я? Где я? Зачем я съел этого человека?»(c)
Большое спасибо за то, что открыли для меня такой потрясающий снарри)

2009-12-04 в 17:42 

Angel Eyes*
Я негодяй, но вас предупреждали.(с)
Очень необычно. Спасибо. :hlop: С удовольствием прочту продолжение перевода. :white:

2009-12-05 в 00:34 

Lessandra
I am. I was. I am not. I never am.
Спасибо за поддержку) Значит, продолжу с переводом. Буду рада разделить его прелесть с другими любителями снарри. :shuffle2:
P.S.: А за опечатки извиняюсь -- текст глаза мозолит, всё отследить не удаётся. Вы наверняка знаете, как это бывает)) Потом всё будет бетиться.

URL
2009-12-05 в 04:52 

В моем словаре нет слова "невозможно"!
Начало интересное, очень хочется узнать, как дальше будут развиваться события
Спасибо за перевод! :hlop: :up:

2009-12-05 в 13:09 

Мне столько всего надо сделать, что лучше я пойду посплю
О, такое чудесное снарри! Спасибо за перевод!

2010-08-09 в 18:58 

SacredSilverDragon
WOW!!! Это что-то новенькое и обещает быть очень интересным!
Перевод замечательный! Ждем-с.

   

Vintage Season

главная